13 мая 2011 г.

Улица вечно разбитых фонарей. МВД в современной России



Когда совершаются преступления, на страже прав и свобод граждан стоит государство. Оно, в лице правоохранительных органов, должно не только восстанавливать нарушенную социальную справедливость, но и всеми законными способами предотвращать совершение новых преступлений. Правоохранительная система весьма многогранна и как любой другой бюрократический государственный аппарат весьма многолюдна. 

Преступность в России растет, а вместе с ней неумолимо возрастает количество людей, единственным занятием которых становится борьба с преступностью. Финансируется силовой аппарат исключительно из государственного бюджета, поэтому размер заработных плат борцов с преступностью нельзя назвать высоким. Разумеется, это существенная сумма, но лишь для человека одинокого, либо счастливого обладателя состоятельных родственников, способных самостоятельно обеспечивать свои потребности.
Многие сотрудники милиции, прокуратуры, судов и т. д. честно трудятся, не смотря на фактическое отсутствие экономических стимулов. Здесь большую роль играют факторы веры в свое призвание и энтузиазма, а так же редко встречающееся сегодня чувство справедливости. Естественно, возникает разумный вопрос - что же происходит с тружениками правоохранительной системы, которые утратили вышеперечисленные благородные качества, либо не обладали ими вовсе?
Тот факт, что силовые структуры представляют много возможностей для пополнения своего бюджета способами, абсолютно противоречащими принципам этих самых структур, к сожалению, известен всем. Однако существует серьезная разница между случайным приработком и бандитской, по сути, деятельностью, которая надежно прикрыта мундиром с погонами. Разумеется, первое, как правило, порождает второе и так же недопустимо, но хотя бы, не представляет собой такой серьезной и открытой угрозы.
Давно канули в лету времена, когда представителями организованной преступности были крепкие ребята в кожаных куртках, с бритыми затылками, отсутствием мозгов и сомнительным прошлым. Это не говорит о том, что больше нет организованной преступности, а свидетельствует о серьезных трансформациях, произошедших в этой сфере.
Те самые ребята, которые выжили в 90-х, сегодня переоделись в костюмы депутатов и форменное обмундирование руководящего состава силовых структур. Факт разоблачения так называемых "оборотней в погонах" лишь подтвердил реальность сращивания организованной преступности и правоохранительной системы и стал своеобразным пособием как для борцов с этим явлением, так, и для самих "оборотней".
Сознание того, что правосудие продается и покупается, настолько глубоко вошло в психологию людей, что в возможность бесплатного и справедливого исхода уже не верится. Не только правонарушение, но и преступление любой тяжести может исчезнуть на стадии проверки при наличии достаточного количества денег. Даже последствия в виде судимости по статье 105 (убийство) Уголовного кодекса РФ можно не допустить, располагая суммой в 50 тысяч долларов США и сговорчивых сотрудников прокуратуры и милиции.
Если за такую сумму (разумеется, она колеблется в зависимости от личности потерпевшего, региона и аппетитов чиновников) перестает иметь значение необратимость преступных последствий в виде смерти человека, то, что можно сказать о других, менее тяжких преступлениях. Получается, что наказание несут лишь малообеспеченные граждане, либо те, кому не повезло с принципиальными стражами закона, с влиятельными потерпевшими или с таким явлением как широкий общественный резонанс.
Хотя, даже последнее не гарантирует торжества справедливости в силу особенностей правовой системы России. Достаточно вспомнить недавние громкие разоблачения крупных чиновников, сравнить тот оптимизм, с которым им предъявлялись многочисленные обвинения и жалкие крохи инкриминируемых им деяний в виде преступлений небольшой и средней тяжести, которые удалось доказать в процессе предварительного следствия. Возможно, подобное проявление коррупции имело место всегда, но такого небывалого размаха оно достигло именно за последние 10-15 лет.
В период постсоветских реформ, при всех огромных трудностях, обрушившихся на головы правоохранительных органов России, борьба с преступностью была более простой и эффективной, нежели сейчас. Казалось бы, именно теперь, когда начинают функционировать долгожданные реформы, вступают в силу новые необходимые законы, развивается международное сотрудничество, должно повыситься качество работы силовых структур.
Однако этого не происходит и вряд ли произойдет в ближайшее время. Причина этого лежит в том, что, как упоминалось выше, организованная преступность сменила свое лицо. Произошло полное сращивание, я бы даже сказала, мутация силовых структур и преступности. Теперь практически каждого сотрудника занимающего руководящую должность и обладающего большим объемом должностных полномочий, можно рассматривать как представителя организованной преступности, функционирующего под прикрытием.
Прошли те времена, когда наличие у борца с преступностью престижного жилья, дорогого автомобиля, других предметов роскоши было подозрительным и могло навлечь на любителя красивой жизни многочисленные проверки со стороны служб собственной безопасности. Сегодня, отсутствие подобных атрибутов, вполне объяснимое с точки зрения небольшого денежного довольствия, осуждается и осмеивается более зажиточными коллегами.
Работа в любом ведомстве правоохранительной системы ассоциируется у большинства рядовых граждан с супердоходами, полученными, причем, неправомерными способами. Разумеется, такие изменения в общественном сознании помогают служителям закона и преступным сообществам слиться в едином корыстном порыве. Давно уже перестали быть секретом многочисленные факты, свидетельствующие о том, что теперь на смену так называемым "бандитским крышам" пришли "ментовские крыши", которые, так же как и первые, за регулярное денежное вознаграждение оказывают своеобразное содействие бизнесу.
Оно заключается не только в охране предприятий и т.д. от других преступных элементов, но и в разрешении различных ситуаций с государственными органами и силовыми структурами. Теперь, чтобы провести законную проверку, скажем, автозаправки, отделу по борьбе с экономическими преступлениями необходимо сначала выяснить, кто из властных структур оказывает протекцию данной автозаправке, чтобы не нарваться на серьезные неприятности по службе.
Страшно подумать, но практически все магазины, магазинчики, палатки четко "поделены" как на районно-окружном, так и на городском уровнях. То есть, даже сами "кураторы" в лице представителей МВД, ФСБ, прокуратуры и т.п., не могут заходить на "чужую территорию". За более наглядными примерами далеко ходить не надо - каждый день на глазах у многочисленных милиционеров, подозрительные люди, без каких либо документов вообще, открыто торгуют контрафактными DVD-дисками.
Учитывая наличие широкой агитационной компании по борьбе с "пиратской" продукцией, трудно допустить, что милиционеры не знают о незаконности действий данных людей, а слепых в милицию не берут. И это только вершина айсберга, которую можно увидеть невооруженным глазом. Известно огромное количество случаев, когда руководящие чины милиции, прокуратуры, таможни, федеральной службы безопасности являлись не только покровителями, но и организаторами многочисленных наркопритонов, в которые, сами же, и поставляли огромные партии запрещенных наркотических средств.
Обывателей поражает непомерный расцвет проституции, его переход на практически легальное положение, которое также легко объяснить хорошо отлаженным механизмом контроля и помощи со стороны, в основном, крупных милицейских чинов. Многие сталкивались со случаями угона автотранспорта и знают, что если сразу заплатить сотруднику уголовного розыска, то машину, скорее всего, вернут уже через несколько часов. Это является свидетельством не только осведомленности оперативных служб, но и их явного сотрудничества с преступниками.
Еще десять лет назад считалось, что сотрудники правоохранительных органов совершают, в основном, такие преступления, как получение взятки, превышение и злоупотребление должностными полномочиями, служебный подлог, реже вымогательство, мошенничество, подделка документов.
На сегодняшний день, к этому списку присоединился и список преступлений, больше характерный для бандитских формирований - незаконный сбыт, перевозка, изготовление наркотических веществ и психотропных веществ, холодного, огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, бандитизм, разбой, нарушение неприкосновенности частной жизни и жилища, незаконное лишение свободы.
Несмотря на громкие разоблачения и задержания, удельный вес преступлений, совершенных стражами закона весьма низок. В основном, это обусловлено высоким уровнем латентности, так как сложно представить, что силовые структуры будут активно разоблачать сами себя. Последние три года, делались попытки активизировать работу по привлечению к уголовной ответственности нерадивых сотрудников системы. Последствия не заставили себя долго ждать - прирост выявления и раскрытия немного повысился.
Дело в том, что Россия пошла по проверенному пути плановой системы. Генеральная прокуратура обязала прокуратуры субъектов возбудить определенное количество уголовных дел по любым статьям Уголовного кодекса в отношении сотрудников милиции, таможни, ФСБ. Те, в свою очередь, перекинули это задание на окружные и районные прокуратуры, которые с целью выполнения плана возбудили искомые дела.
Разумеется, в эту категорию попали и настоящие "преступники в погонах", к которым давно уже присматривались, но основную массу составили простые участковые или оперативные уполномоченные, от которых давно уже желали избавиться. Такая порочная практика применяется и по сей день в целях улучшения статистических показателей работы правоохранительных органов перед очередным докладом в правительстве. Есть, конечно, и случаи привлечения к ответственности матерых "оборотней", но они крайне малочисленны. Что примечательно, выявляют таких преступников совместно с представителями ФСБ, что свидетельствует о масштабности преступной деятельности того или иного чиновника. Но даже отлаженные действия таких серьезных силовых структур не могут гарантировать успешный исход дела в суде.
На стороне "оборотней" опыт борьбы с преступностью, накопленный десятилетиями, который они продуктивно используют в своих целях. Так, в кабинете начальника одного из районных отделов милиции, был специально сделан запасной выход, о котором никто не знал. Чиновник регулярно брал взятки в виде крупных денежных сумм, которые моментально передавал доверенному лицу, попадавшему к нему в кабинет и уносившему эти суммы через означенный выход. Нужно ли говорить, что банальные ухищрения с переписыванием номеров банкнот были пустым трюком оперативников, так как единственного доказательства - денег - в кабинете уже не было.
Подобных примеров тысячи. Об основной массе таких преступлений мы никогда не узнаем. Пугающим является постоянное увеличение в среде сотрудников правоохранительной системы, которые должны быть образцом частности, гуманности и благородства, людей, которые занимаются абсолютно противоположными вещами. Для определения объемов этого беспредела, не нужно видеть показатели статистики, достаточно внимательно присмотреться к окружающим людям.
Совершенно очевидно, что беззаконие и насилие порождают только себе подобное и люди, далекие от права, берут пример в первую очередь именно с представителей власти. Идея массовой пропаганды высокого морального облика силовиков с помощью многочисленных сериалов с треском провалилась. Даже дети стали понимать, что в кино показывают одно, а в жизни все гораздо запущеннее.
Возможно, через какой-то отрезок времени России удастся очиститься от засилья преступности в рядах правоохранительной системы. Однако, надежд на счастливый исход остается все меньше и меньше. Как показывает опыт, для приведения в порядок структуры власти не достаточно принятия, пусть даже идеальных, законов. Необходимо наличие желания жить честно в сознании большей части населения. У нашего поколения шансов на подобное просветление практически нет. Это связано не только с материализацией и коммерциализацией нравственных ценностей, но и глобальными изменениями в психологии нации.
Явление коррупции и преступности в правоохранительных органах настолько прочно вошло в сознание людей, что просто вышло за рамки добра и зла. Оно стало сродни воздуху, который мы вдыхаем и которого не ощущаем. А, значит, грядущее поколение уже родилось с сознанием того, что государство, право и закон защищают только власть имущих, правоохранительные органы - правая рука организованной преступности, а силовые структуры являются местом, где можно и нужно заработать большие деньги.
 Именно часть этого поколения в ближайшее время пополнит ряды защитников правопорядка, а значит, будет вершить наши судьбы. И вот тогда уже некому будет бороться ни с коррупцией, ни с организованной преступностью, потому что, как свидетельствует история, сложнее всего бороться с самим собой.
Источник: samoupravlenie.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий