19 янв. 2014 г.

БАНКОВСКИЙ «ОБЩАК» ЕВРОПЫ.


В сентябре нынешнего года Европарламент одобрил закон о создании единого механизма банковского надзора в еврозоне. СМИ назвали это началом строительства Европейского банковского союза. А. Меркель после победы на только что прошедших выборах подтвердила, что будет поддерживать строительство этого союза.


Проект «Соединенные Банки Европы»
 Банковская система Европейского союза – одно из слабых звеньев европейской интеграции. В любой момент может начаться банковский кризис, который будет распространяться по Европе подобно лесному пожару. Брюссель (Европейский союз) и Франкфурт (Европейский центральный банк) это прекрасно понимают, поэтому их текущим приоритетом стало укрепление банковской системы в рамках ЕС. В 2012 году руководители Европейского союза провозгласили курс на создание Европейского банковского союза (ЕБС).
 В рамках ЕБС уже не должно быть ни итальянских, ни германских, ни французских банков. Все они превратятся в безликие «европейские» банки. ЕБС, по замыслу авторов проекта, должен стать решительным шагом по демонтажу суверенных государств. ЕБС – не просто проект спасения европейской банковской системы, это создание Соединенных Штатов Европы, которые будут управляться банками. Задуманный проект заслуживает названия: «Соединенные Банки Европы».
 К осени нынешнего года Брюсселем и Франкфуртом были определены общие контуры плана по формированию ЕБС. План предусматривает решение следующих основных задач: а) создание единой системы банковского надзора в рамках ЕС; б) разработка общеевропейских правил банкротства, реструктуризации и спасения (санации) банков; в) определение источников и порядка финансирования банкротства, реструктуризации и санации банков; г) создание общеевропейской системы страхования банковских вкладов.
На последнем саммите ЕС основное внимание было уделено первым трем задачам. В ходе обсуждений выявилось множество «подводных камней» и противоречий в позициях отдельных стран. Брюссель и Франкфурт планируют введение в ЕС единого надзорного механизма – ЕНМ (Single Supervisory Mechanism - SSM) в 2014 году. Первоначально предполагалось, что надзор будет осуществляться над всеми банками, находящимися в еврозоне (17 государств). В общей сложности это более 6 тысяч банков.
Однако в ходе предварительных консультаций выяснилось, что в ЕС существуют большие различия в понимании функций, охвата, статуса единого банковского надзора. Условно можно выделить две группы стран. Во главе одной стоит Германии, во главе другой – Франция. Германия, в отличие от Франции, не склонна делать все банки объектом единого надзора.
Она считает, что достаточно включить в сферу единого банковского надзора 150-200 наиболее крупных, «системообразующих» банков. А остальные должны оставаться в ведении национальных банковских надзоров. В итоге верх взял немецкий вариант. Немцы, чтобы не очень сильно огорчать французов, согласились, чтобы штаб-квартира единого надзорного банковского органа была размещена в Париже.

ЕБС: легализация банковских конфискаций
 Крайне интересны решения ЕС по вопросам банкротств, реструктуризации и санации европейских банков. Это очень «больной» вопрос не только для ЕС, но и Запада в целом. Дело в том, что последний мировой финансовый кризис имел все шансы перерасти в мировой банковский кризис. Банки Нового и Старого Света в конце прошлого десятилетия могли вымереть как мамонты. Ситуацию спасли правительства, которые бросили на спасение банков громадные деньги из государственных бюджетов. На финансовом саммите ЕС в июне 2013 года была озвучена цифра: «тонувшие» банки Европейского союза получили бюджетных денег от своих правительств на сумму 1,6 трлн. евро.
 Особо среди европейских стран отличилась Ирландия: с начала кризиса до конца 2010 года на поддержку банков было потрачено 64 млрд. евро - около 40% ВВП страны. А Британия в общей сложности осуществила «вливания» в банковский сектор в период кризиса на сумму 500 млрд. ф. ст. При этом фактически были национализированы крупнейших банки страны - Royal Bank of Scotland, HBOS и Lloyds TSB.
 И в США, и в Западной Европе все это вызвало резкую критику со стороны многих оппозиционных политиков и протесты со стороны налогоплательщиков. Представители небанковского бизнеса справедливо назвали финансовый сектор «нерыночным», обвинили власти в насаждении «банковского социализма». В марте 2013 г. на Кипре был проведен эксперимент по спасению двух ведущих банков острова с помощью средств вкладчиков.
Фактически это была конфискация части депозитов для покрытия обязательств банков, принудительный перевод части депозитных средств в инвестиции (акции банков) и замораживание оставшейся части на неопределенный срок. Неожиданную прыть проявил Европейский союз, который уже в апреле-мае с.г. заявил о целесообразности легализации кипрской схемы на всем пространстве «единой Европы», причем в кратчайшие сроки.
 Летом этого года в ЕС были разработаны основные принципы и некоторые детали схемы, определены сроки ее практического внедрения. Новые правила предписывают, что основное бремя по предотвращению банкротства банков ляжет на акционеров, держателей облигаций и крупных вкладчиков. Никаких конкретных цифр (процентов) лимитов (пределов) списаний со счетов клиентов банков не называется. Надо понимать так, что списывать будут столько, сколько потребуется.

Между общим и национальным
 Впрочем, летний финансовый саммит ЕС оставил лазейки для банков: они при определенных обстоятельствах все-таки могут рассчитывать на «внешнюю» помощь, под которой понимаются деньги из государственного бюджета и специальных фондов ЕС. Особенно если речь идет о «системообразующих» организациях.
Относительно того, что такое «внешние» источники помощи банкам, среди министров финансов разных стран ЕС и чиновников ЕС единого понимания нет. Все клянутся в том, что это не должны быть обычные бюджетные средства. Говорят про некие фонды, которые должны формироваться за счет средств самих банков. Своеобразные банковские «общаки».
Расхождения здесь в том, что некоторые чиновники ратуют за национальные банковские фонды, которые формируются банками данного государства и которые используются на цели спасения своих же банков. Другие считают, что это должен быть единый банковский фонд для всех банков ЕС. А. Меркель, подозревая, что общеевропейский фонд может наполняться преимущественно за счет средств германских банков, а использоваться банками других стран (прежде всего, южной Европы) ратует за систему национальных банковских фондов.
Ее оппоненты справедливо говорят, что Европейский банковский союз не может состояться в том случае, если фонды будут национальными. Также имеются расхождения в понимании того, за счет каких отчислений должны формироваться фонды (налоги на финансовые транзакции, на депозиты, активы и т.п.). Нет единого мнения относительно величины отчислений и общих объемов фондов.
 Кстати, еще в 2009-2010 гг. на уровне Международного валютного фонда имели место серьезные обсуждения проекта создания Глобального банковского фонда для поддержки банков, который бы формировался за счет единого мирового банковского налога. Эту идею активно продвигал тогдашний директор МВФ Доминик Стосс-Кан. У МВФ и отдельных государственных деятелей не хватило сил для того, чтобы сломить иждивенческие настроения ростовщиков. К тому же кризис начал рассасываться.
 С учетом неудачного опыта по созданию глобального и американского банковских фондов некоторые эксперты скептически относятся к возможности создания единого банковского фонда в Европейском союзе. Еще в мае 2010 года Комиссар ЕС по внутреннему рынку Мишель Барнье огласил намерение Европейской комиссии вынести на рассмотрение проект специального налога на банки, за счет которого будут покрываться расходы на их санацию.
Мишель Барнье озвучил две альтернативные модели банковских фондов: а) единый фонд в рамках ЕС; б) система национальных фондов с унифицированными правилами работы. При втором варианте национальные фонды могут (скорее, должны) предоставлять помощь банкам других стран ЕС. Это обосновывается тем, что многие европейские банки присутствуют сразу в нескольких странах ЕС (в виде «дочек» или филиалов).
 С самого начала многие страны весьма настороженно отнеслись к идее создания единого фонда. В лучшем случае страны-члены ЕС готовы идти на создание национальных фондов. Даже если они будут созданы, не факт, что они будут помогать банкам других стран. Но при отсутствии общеевропейского фонда под вопрос ставится идея Европейского банковского союза. Ведь общеевропейский банковский регулятор (если он будет создан) должен принимать решения о ликвидации, реструктуризации или санации банков, а реальных инструментов реализации принятых решений в его распоряжении не будет.

Дрязги в «благородном семействе»
 В ходе переговоров по ЕБС возникло множество противоречий, споров и обид, которые тщательно камуфлируются. Особенно бросаются в глаза противоречия между группой стран во главе с Германией и группой стран под предводительством Франции. Первые проповедуют принцип постепенности, обращают внимание на то, что необходимо приведение правовой базы ЕС в соответствие с задачами банковской интеграции.
К тому же опросы общественного мнения показывают, что сегодня простые граждане всех стран ЕС не готовы идти на дальнейшую утрату национального суверенитета. Вторые торопят с созданием ЕБС. Чем обусловлена спешка второй группы? Прежде всего, тем, что они рассчитывают на поддержку со стороны ЕБС своих банков, которые не сегодня-завтра могут пойти на дно и на спасение которых у стран второй группы нет денег. Особенно свое нетерпение демонстрируют Испания, Португалия, Италия.
 Еще более серьезным противоречием в связи в ЕБС являются различия в позициях стран, которые принадлежат к зоне «евро» (17 стран) и остальными странами-членами ЕС (11 стран). По замыслу авторов проекта ЕБС полноценными членами ЕБС могут быть лишь страны, входящие в еврозону. Они имеют права и обязанности в полном объеме. Другие страны также приглашаются в ЕБС, но при этом они не получают необходимых прав в принятии решений в рамках ЕБС. Вступление в зону евро большинства из 11 стран-аутсайдеров не может произойти по разным причинам. Имеют место два основных случая.
 Некоторые из таких стран рвутся в ЕБС, но при этом не отвечают необходимым экономическим и финансовым критериям еврозоны. Например – Польша. Она всегда проявляла активность в обсуждении разных вопросов и в принятии разных решений в ЕС. В ЕБС ей предлагают лишь приставную скамеечку. Она чувствует себя уязвленной. Тем более, что она понимает, что даже если Польша не вступит в ЕБС, эта наднациональная организация все равно найдет способ вмешиваться в банковские дела Польши. Например, в Польше много иностранных банков, в том числе из стран зоны евро («дочки» или филиалы крупных западноевропейских транснациональных банков). Желает того Польша или нет, но такие банки прямо или косвенно будут контролироваться надзорным органом ЕБС.
 Другие же страны категорически не желают вступления в ЕБС. В первую очередь, это Великобритания. Она, находясь в ЕС, сознательно дистанцируется от зоны евро. Согласиться Лондону на то, чтобы британские банки стали объектом общеевропейского надзора, - значит лишиться своей независимой от Брюсселя и Франкфурта банковской системы.
Именно эта автономная банковская система, не подвластная Европейскому центральному банку, является гарантией того, что Лондон сохраняет за собой статус ведущего международного финансового центра. Английские политики и государственные деятели с удовольствием фиксируют и смакуют любые осложнения в реализации проекта ЕБС. Уже не приходится говорить о Венгрии, которая с конца 2011 года стала проводить достаточно независимую экономическую и финансовую политику.
Если правительству Виктора Орбана удалось поставить под свой контроль центральный банк страны, то вполне очевидно, что он ни при каких обстоятельствах не отдаст кредитные организации Венгрии под единый европейский банковский надзор. Из 28 членов ЕС Венгрия и Великобритания - два наиболее строптивых и независимых от Брюсселя государства.

Риски: второй «вал» кризиса не за горами
 Еще до создания полноценного ЕБС и банковского фонда ряд европейских стран начали клянчить деньги для поддержки их банков. Прежде всего, это страны южной Европы. Было принято решение, что на первых порах будут использоваться средства стабилизационного фонда ESM. Ему было разрешено направлять до 60 млрд. евро из доступных ему 700 млрд. евро на помощь финансовым институтам.
При этом предусмотрено, что полученные банком из стабилизационного фонда деньги будут записываться как долг той страны, к которой «приписан» этот банк. Одна только маленькая деталь: лимиты стабилизационного фонда на помощь европейским банкам ничтожно малы. Они меньше 4% того объема бюджетных денег, которые Европа потратила на спасение своих банков во время последнего кризиса.
 По мнению бывшего главного экономиста ЕЦБ Юргена Штарка, руководству Евросоюза не удалось добиться перелома негативных процессов в экономике. Он ожидает, что уже поздней осенью текущего 2013 года кризис в еврозоне усугубится. Вторая «волна» кризиса может оказаться намного выше первой. При этом финансовое положение банков и государств ЕС сегодня значительно хуже, чем накануне первой «волны» кризиса.
В виду сгущающихся туч, являющихся предвестниками новой волны кризиса, проект ЕБС может остаться на бумаге. Вторая волна накроет банки, их опять потребуется спасать. Придется прибегать к проверенному средству – бюджетным «спасательным кругам». Некоторые скептически настроенные эксперты полагают, что если начнется кризис, то вся риторика Брюсселя будет немедленно забыта, дело может дойти даже до национализации «тонущих» банков.


Комментариев нет:

Отправить комментарий