5 мая 2011 г.

«Врачебные ошибки» в Украине: «статей» хватает, но «сажают» пока мало


 В цивилизованных странах мира, таких как США, ФРГ, Франция, сегодня врачи нередко проигрывают судебные тяжбы и выплачивают компенсации пациентам и их родственникам за дефекты обследования, лечения и даже диагностики. Потому что в этих государствах с успехом доказывают наличие если не состава преступления, то прямого вреда, нанесенного действиями врача, что влечет за собой возмещение убытков и выплату огромных компенсаций.
Каковы же перспективы и возможности привлечения к ответственности докторов за их не всегда качественную работу в Украине?
 Что такое «врачебная ошибка»?
Начнем с того, что термина «врачебная ошибка» советская наука уголовного права не знала никогда. Связано это, по мнению ряда исследователей, с тем, что в годы социализма вряд ли можно было привлечь к ответственности добродетелей-врачей, которые занимались лечением пациентов бесплатно. Наказание же известных «врагов народа», проходящих по «Делу врачей», носило карательно-политический характер и к медицине, равно как и к праву, отношения имело мало.
Очень важно классифицировать причины возникновения врачебных ошибок, которые могут быть как объективными, так и субъективными. Так, например, недостаток опыта врача, отсутствие необходимого диагностического оборудования и лекарств, невозможность проведения консультаций специалистов, нетипичные симптомы, ложность сообщаемых пациентом сведений о его болезни можно, конечно, отнести к объективным причинам возникновения врачебной ошибки.
В таком случае состава преступления нет по причине отсутствия его субъективной стороны (как в форме умысла, так и неосторожности). Когда же имеет место виновное совершение ошибки (человек знал или должен был догадываться о последствиях своих действий или бездействия), налицо состав преступления.
Среди работников правоохранительных органов бытует мнение, что привлекать к ответственности за врачебную ошибку нужно лишь в случае, если она обусловлена безответственными действиями врача, халатностью, небрежностью, элементарной медицинской безграмотностью, нравственно-этической ущербностью, которые юридически классифицируются как преступление или проступок. Между тем, врачебная ошибка не подлежит наказанию, если она не содержит состава преступления, и врач в пределах обязательных для своей профессии знаний не мог ее предвидеть и предотвратить.
Уголовная ответственность
В Украине до сих пор нет обобщения судебной практики по проблеме врачебных ошибок, хотя и существует их официальная статистика. Такая же статистика ведется во всех развитых странах. Так, в Великобритании от неаккуратных действий медиков ежегодно умирают 70 тыс. человек, в Германии — 100 тыс., в Италии от ошибок врачей страдают около 90 тыс. пациентов в год.
Более того, в США ошибки медиков занимают пятое место среди причин смертности. В Украине ситуация с врачебными ошибками не лучше, если не хуже, однако данные официальной статистики практически недоступны. Достоянием общественности становятся лишь скандальные случаи, информация о которых попадает в СМИ.
В Уголовном кодексе Украины есть ряд положений, которые можно отнести к общему феномену под названием «врачебная ошибка»: ст. 131 УК установлена ответственность за «Ненадлежащее выполнение медицинским, фармацевтическим или другим работником своих профессиональных обязанностей в результате небрежного или недобросовестного отношения к ним, что повлекло заражение лица ВИЧ или иной неизлечимой инфекционной либо являющейся опасной для жизни человека болезнью».
Предусмотрена и ответственность за нарушение так называемой клятвы Гиппократа, а именно за непредоставление без уважительных причин помощи больному медицинским работником, который обязан, согласно установленным правилам, оказывать такую помощь, если ему заведомо известно, что это может иметь тяжкие последствия для больного.
Статьей 141 УК предусмотрена ответственность за «Нарушение прав пациента». Объективная сторона этого преступления заключается в проведении клинических испытаний лекарственных средств без письменного согласия пациента, если такие действия повлекли смерть пациента или другие тяжкие последствия. Наказание заключается в лишении свободы на срок от 3 до 5 лет.
Наказать рублем
Но не стоит забывать и о гражданско-правовой ответственности, которая по масштабам материальных потерь для провинившегося врача иногда может быть намного суровее, чем штраф как наказание в уголовном праве. Для того, чтобы доказать наличие гражданско-правового проступка, необходимо наличие всех его признаков: противоправности деяния, причинно-следственной связи, виновности, причинения вреда. Доказав с помощью средств судебно-медицинской экспертизы причинно-следственную связь, можно в суде взыскать компенсацию за нанесенный прямой вред.
Не стоит забывать и о рычагах, предоставленных Законом «О защите прав потребителей», который распространяет свое действие на случаи некачественно предоставленной медицинской помощи. В случае, если потребителю оказали некачественную медицинскую помощь, он, согласно ст. 8 ЗУ «О защите прав потребителей», имеет право на пропорциональное уменьшение цены; бесплатное устранение недостатков в разумный срок; возмещение расходов на устранение недостатков некачественных услуг. Это может сработать, если, конечно, есть все документы, подтверждающие оказание медицинской помощи той или иной клиникой.
Отдельным вопросом должно стоять возмещение морального ущерба при нанесении вреда здоровью вследствие врачебной ошибки, однако доказать наличие такового без привлечения опытного адвоката по медицинскому праву вряд ли удастся.
Врачебная ошибка глазами древних
Известно, что законодательство, регламентирующее ответственность медиков за врачебные ошибки, появилось еще в глубокой древности. Одним из наиболее известных законодательных актов, дошедших до нас, является высеченный на камне Свод законов (законник) Хаммурапи, который правил Вавилоном и объединенной Месопотамией (Вавилонией) в 1792–1750 гг. до н. э. В нем ответственности за врачебную ошибку отведено три параграфа.
В Древней Греции врачебное мастерство ценилось очень высоко, поэтому медики за ошибки освобождались от ответственности, если больной умирал «против воли врачующего».
Римское право предусматривало наказание врача за грубые ошибки, причем понятие «врачебные ошибки» было весьма широким. Сюда относились и неопытность, и неосторожность врачей, и неоказание медицинской помощи. Хотя римское право уже допускало правомерность смерти больного вследствие тяжести заболевания.
В Англии в XV в. хирург, который нанес ущерб пациенту, представал перед судом мэра города и по приговору последнего подвергался штрафу, тюремному заключению или на определенный срок лишался врачебной практики.
В истории Древней Руси врачевание приравнивалось к волхованию и чародейству. Поэтому за врачебные ошибки врач нес ответственность как за умышленное преступление. Примером может служить умерщвление лекаря Леона, который лечил больного сына великого князя Иоанна III, но не смог спасти его от смерти.
Особенности судебно-медицинской экспертизы при ведении «врачебных» дел
Специфика разрешения гражданских дел, вызванных неблагоприятными исходами в медицинской практике, обусловлена тем, что главным, а порой и единственным доказательством по подобному делу является заключение судебно-медицинской экспертизы, в котором содержатся медицинские признаки наличия или отсутствия состава гражданского правонарушения.
Медицинские организации, участвующие в процессе, как правило, в качестве ответчиков по делу, в лице своих сотрудников обладают специальными познаниями в той области медицины, в пределах которой они по своей специальности оказывали медицинскую помощь. Отсюда обоснованное вынесение на экспертизу вопросов, отражающих специфику лечебно-диагностического процесса, нередко с применением специальных профессиональных терминов.
Например: требовало ли проведения лечебных мероприятий наличие у пациента пароксизма мерцательной тахиаритмии со значительным дефицитом пульса? Истец, основательно самостоятельно подготовившийся к судебному процессу с помощью медицинской литературы, а нередко и с помощью юристов, специализирующихся на врачебных делах, или с привлечением врачей-специалистов, тоже не уступает в знаниях и ставит не менее замысловатые вопросы в контексте обязанностей по доказыванию фактических обстоятельств дела.
Самым «незнающим» по врачебному делу оказывается суд, который, не обладая специальными познаниями в области медицины, тем не менее, наделен процессуальным правом определить окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта. Т.е. фактически действует презумпция знания судом в гражданском процессе возможностей судебно-медицинской экспертизы по врачебному делу. Однако, согласитесь, так бывает не всегда.
В последнее время стали учащаться случаи, когда суд из достаточно большого количества адресованных экспертам вопросов, ответы на которые позволили бы полно и всесторонне осветить медицинские аспекты рассматриваемого иска, оставлял несколько, ограничиваясь стандартными: «Какие дефекты оказания медицинской помощи имели место при нахождении пациента в медицинском учреждении? Находятся ли дефекты в причинно-следственной связи с причиненным вредом здоровью?»
В таких случаях, с одной стороны, суд не выходит за пределы своей компетенции, но с другой — и не выполняет свои обязанности по созданию условий для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Это противоречие должно быть снято, если мы хотим добиться справедливого разрешения «врачебных» дел.
Автор: Анна Воеводина, sug.kiev.ua

Комментариев нет:

Отправить комментарий